Кострома-древняя столица Руси и мерянского мира

Кострома раньше входила в Великий Новгород и это был княжеский город.
Торговым городом считался — Молога (который затоплен)
Народное правление проходило на Ярославовом Дворище (нынешний Ярославль).

Господин Великий Новгород – так звучало полное название этого административного образования.

Новогардия
Полная карта из «Kronika Sarmacyey Europskiey». Краков, 1611 и доступна по ссылке https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/c/cb/Sarmatia_et_Scythia,_Russia_et_Tartaria_Europaea.jpg
На этой карте ответ и про расположение Великого Новгорода и про происхождение Рюрика (SARMATIA — родина царей)

Отрывок из нижегородского предания, действие которого происходит во времена Ивана Грозного: «Дело было давно, еще когда… город Казань был столицей татарской… А наша столица была тогда Кострома…». Источник https://history.wikireading.ru/127018

Патриарх находился в Костроме?

Патриарх древней Руси

Патриарх в Костроме

А стольники царя (придворный, рангом ниже боярина, назначавшийся из представителей знатных дворянских родов и занимавший высшие должности в администрации; первонач. придворный, прислуживавший за княжеским или царским столом)имеют содержание в Ярославле и в ряде поместий между Костромой и Ярославлем?

стольники царя имеют содержание в Ярославле и на пути из Костромы в Ярославль

Стольничий путь

 

Почему вместо Новгорода появляется новое название Кострома и варианты его появления?

Будем искать Кострому на 2 других картах,
Castrum

Costrum

полная карта по ссылке https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/1/1d/Visscher_Moscoviae_seu_Russiae_magnae_generalis_tabula_large.jpg

и покажу еще 3 карту с двумя объектами
Costrum

castrum в переводе с ЛАДИНО замок, крепость.

Вероятно, Рюриково Городище находилось на месте города Кострома. Изначально оно находилось на левом берегу в районе Городища. Позднее крепость перенесли на правый берег и оттуда оно получило название  Новый Город.

Новый Город -Новгород

Костромской кремль — Новый Город

Кремль в Костроме

Кремль Костромы был полностью разрушен , кремль Ярославля так же был разрушен и из 24 башен сейчас осталось только 3-белокаменные башни и не менее крупные, чем кремлевские в Москве.

ПОСТАТЕЙНАЯ РОСПИСЬ КОСТРОМСКОГО КРЕМЛЯ 1678 ГОДА

“Постатейная роспись Костромского Кремля 1678 года” — уникальный исторический источник, сохранивший для нас подробнейшее описание Костромского Кремля, каким он пребывал в последней четверти XVII века. Роспись была выявлена в 1976 году А.А. Григоровым в Государственном архиве Костромской области в фонде Костромской губернской ученой архивной комиссии). Во время пожара областного архива в 1982 году Роспись (ГАКО, ф.558, оп. 2, д. 135) сгорела, но, к счастью, у А.А. Григорова осталась ее копия.

7187 (1679 г.) года сентября в “ ” день /2/.
По Государеву, цареву и великого князя Федора Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержца указу и по грамоте из разряда стольник и воевода Андрей Ларионович Тушин и подьячий Григорий Ощипов учинили именную роспись, что на Костроме дворян и детей боярских отставных, и стрельцов, и пушкарей, и разсыльщиков посацких, и всяких чинов жильцов, и иных всяких чинов людей дворников, и их детей, и братий, и племянников, и свойственных людей, и зятьев, и приемышей, и соседей, и подсоседников, и захребетников, и что у них каковы ружья и пищали всякого боя, и кто на Костроме губные старосты и городские приказщики, и в приказной избе кто подьячие и с которого году и по какому указу кто сидит, и каков в Костроме город, и что в городу проезжих ворот и глухих башен и иных крепостей, и какова которая башня мерою и что в башнях, и что в городе стен мерою сажен, и каковы тайники, колодези и что в Костроме какова наряду которая пищаль мерою и поскольку к которой пищали ядер и сколько пуд зелья ружейного и пушечного и свинцу.
И то все писано в сих тетрадях порознь по статьям.*

Новгород Кострома

На Костроме середи города башен рубленых:
В старом городе Спасская башня о шести стенах с проезжими воротами, была с караульным чердаком. Ширина башни шесть сажен без четверти, вверх от земли до зубцов облома шесть сажен шатра, от зубцов до караульного чердака пять сажен. Караульный чердак до яловчины был три сажени с полсаженью и на той башне чердак бурею сломило и шатер раскрыло.
Да против тех Спасских ворот через ров горбатой мост в длину моста двадцать две сажени, поперек четыре сажени без четверти. В вышину изо рва до мосту по четыре сажени. А по сторонам того моста во рву в Новом городе подле стен Старого города воды в длину тридцать сажен, а поперек в широком месте восемь сажен, а в глубину одна сажень без локтя. И та вода в летнюю и зимнюю пору бывает без переводу.
Спасский мост починован в прошлом году.

Костромской кремль Кремль города Кострома[/caption]

А от Спасской башни до средней Глухой башни прясла сорок восемь сажен без четверти. Город рубленый с боями и с катками и покрыт был тесом мерою от земли до зубцов и с обломом три сажени.
Башня Средняя, глухая осьми стен, ширина башни четыре сажени и одна четверть. Вверх от земли до зубцов и с обломом шесть сажен без полу четверти ширина от зубцов и до яловчины четыре сажени без получетверти.
От Средней глухой башни по Науголную Воскресенскую башню прясла сорок восемь саженей.
Башня Наугольная Воскресенская осми стен с караульным чердаком, ширина башни пять сажен, вверх от земли до зубцов и с обломом шесть сажен без полчетверти, от зубцов до караульного чердака четыре сажени с четвертью. Караульный чердак до яловчины две сажени с полсаженью, а караульный чердак поломан бурею.
А от Науголной башни до Ильинских ворот больших стена пряслом сорок три сажени с четвертью.
Башня Ильинская с проезжими воротами о шести сажен с караульным чердаком, ширина башни четыре сажени с половиною, вверх от земли до зубцов с обломом шесть сажен с четвертью. От зубцов до караульного чердака две сажени. Караульный чердак пошибло бурею. Да против же Ильинских ворот с башнею через ров мост шестнадцать сажен с половиною в длину, а поперек четыре сажени. А в вышину ото рва четыре сажени и тот мост в нонешнем году починен уездными людьми.

А от Ильинской воротной башни по Богословскую башню городовой стены пряслами сорок три сажени с половиной.
Башня Богословская, глухая об осми стенах шириною башня четыре сажени и три четверти, вверх от земли до зубцов с обломом шесть сажен без четверти, шириною от зубцов до яловчины четыре сажени без полчетверти.
А от Богословской глухой башни до Вознесенской башни прясла пятьдесят семь сажен с четвертью.
Башня Вознесенская осми стен с караульным чердаком, ширина башни четыре сажени с полусаженью, вверх от земли до зубцов и с обломом шесть сажен с полсаженью, ширина от зубцов до караульного чердака три сажени с полусаженью. А от этой наугольной Вознесенской башни до воротной башни прясла двадцать пять сажен и обруб.
Башня проезжая воротная, слывет Водяная о четырех стенах с проезжими воротами, шириною башня пять сажен без четверти, вверх от земли до зубцов и с обломом восемь сажен без четверти, шатер и караульный чердак в прошлом 179 году сломаны ветром.
У той башни мост к реке Волге, длина моста шесть сажен, поперек две сажени с четвертью. А вешняя вода того моста понимает до половины и от чего мост рушится. Да под тем же мостом труба спускная для воды, засыпалась землей.

А у той воротной водяной башни до средней башни на обрубе прясла двадцать восемь сажен с четвертью. Обруб под той башней сгнил и земля из под стены сыплется и башня и стена к Волге пошатнулася.
Средняя глухая башня, что на обрубе, осми стен, ширина башни четыре сажени, вверх от земли до зубцов с обломом пять сажен без четверти, ширина от зубца до яловчины пять сажен без четверти, да подле той башни труба спускная.
А от середней глухой башни до наугольной башни, что на обрубе против рыбного ряда прясла двадцать девять сажен.
Башня наугольная, что на обрубе, против рыбного ряда об осми стенах с караульным чердаком, ширина башни четыре сажени с четвертью. Вверх от земли до зубцов и с обломом шесть сажен без четверти. Ширина от зубцов до караульного чердака и до яловички две сажени с половиной.
А от той башни по Тайничную башню прясла двадцать две сажени.
Башня Тайничная о шести стенах, ширина башни пять сажен, вверх от земли до зубцов с обломом семь сажен без четверти. Ширина от зубцов до яловички четыре сажени с половиной.
Да под той башней тайник, от башенной решетки в длину тайника до тайничного колодца семь сажен с четвертью, поперек в широком месте три сажени с четвертью. Да в той тайничной башне в узком месте две сажени от той подошвы до верху полторы сажени.
Великий Новгород это Кострома
Тайничный колодец мерою в длину две сажени с половиною, поперек сажень с четвертью. Около того тайничного колодца к углу кругом полторы сажени, а сверху до воды аршин будет ходу.
Из этого тайничного колодца идет вода в две трубы великого государя в (…) сад, а кругом того сада идет в реку Волгу. Да тот тайник сгнил, потолок и стены рушатся и земля сверху сыплется.
А от Тайничной башни по Чудовскую башню прясла семнадцать сажен с половиной.
Башня Чудовская осми стен, с караульным чердаком, ширина башни четыре сажени с половиной, вверх от земли до зубцов шесть сажен с полусаженью. Шатра до караульного чердака три сажени. Караульного чердака до яловички две сажени.
А от Чудовской башни до Пречистенской башни прясла шестьдесят пять сажен без четверти.
Башня Пречистенская осми стен ширина башни пять сажен, вверх от земли до яловчны четыре сажени без четверти.
А от той Пречистенской башни до Спасской воротной башни прясла семь сажен. Всего в старом городе три башни с проезжими воротами, да пять башен с караульными чердаками, да пять башен глухих. По всему городу кровлю бурею раскрыло и на башнях доски бурею же выломило.
А от старого города от Спасских ворот до Волги реки Нового города по Никольскую башню прясла пятьдесят четыре сажени.

Башня Никольская с проезжими воротами и с караульным чердаком о шести стенах. Ширина башни шесть сажен с половиной, вверх от земли до зубцов и с обломом семь сажен с полусаженью. Шатер от зубцов до караульного чердака до яловчины четыре сажени. Да подле той башни сделана труба для вешней воды. Да у той башни изба караульная. А на против той Никольской башни через ров мост в длину семнадцать сажен, поперек шесть сажен, вышина от рву две сажени и тот мост в нынешнем 186 году починен уездными людьми.
А от той Никольской башни по середнюю глухую башню, что против каменного ряда, прясла сорок две сажени.
Башня глухая, что напротив каменного ряда осми стен, в ширину пять сажен, а от глухой башни до Предтеченской прясла сорок четыре сажени.
Башня Предтеченская осми стен с караульным чердаком, ширина башни четыре сажени, вверх от земли до зубцов и с обломом шесть сажен с четвертью. Шатра от зубцов до караульного чердака две сажени с полусаженью. От караульного чердака до яловчины две сажени с половиной же.
А от Предтеченской башни до Никольской глухой башни прясла шестьдесят три сажени с четвертью.
Башня Никольская глухая, осми стен, ширина башни четыре сажени с четвертью, вверх от земли до зубцов (…) от зубцов до яловчины четыре сажени.

А от той глухой Никольской башни по Предтеченскую воротную башню прясла двадцать восемь сажен.
Башня Предтеченская о шести стенах, с проезжими воротами, с караульным чердаком, ширина башни пять сажен без четверти, вверх от земли до зубцов и с обломом шесть сажен, шатра до зубцов до караульного чердака три сажени, караульного чердака до яловички три сажени без четверти.
Да против тех Предтеченских ворот через реку мост, в длину десять сажен, поперек четыре сажени, от земли до мосту высота две сажени.
А тот мост в прошлом 186 году построен новый посадскими людьми.
Башня средняя, глухая Настасьинская об осми стенах, ширина башни четыре сажени с четвертью, вверх от земли до зубцов и с обломом шесть сажен без четверти, шатра от зубцов до яловички четыре сажени.
А от той башни глухой Настасьиной до Наугольной Рождественской башни прясла сорок восемь с половиной сажен.
Башня наугольная Рождественская о осми стенах, с караульным чердаком, ширина башни пять сажен без четверти, вверх от земли и с обломом пять сажен без четверти, шатра от зубцов до караульного чердака три сажени. От караульного чердака до яловчины три сажени с половиной.
А от той наугольной Рождественской башни до глухой башни, что против Исаковой улицы прясла тридцать девять сажен с половиной.

Башня глухая, что против Исаковой улицы об осми стен, ширина башни четыре сажени с четвертью, вверх от земли до зубцов и с обломом шесть сажен без четверти. Шатра от зубцов до яловчины четыре сажени.
А от той глухой башни до другой глухой башни, что от мясного ряда прясла тридцать девять с половиной сажен.
Башня глухая, что от мясных рядов об осми стенах, шириной четыре сажни с четвертью, от земли до зубцов и с обломом шесть сажен без четверти. Шатра от зубцов до яловчины четыре сажени.
А от той глухой башни до Благовещенской воротной башни прясла сорок сажен без четверти.
Башня Благовещенская с проезжими воротами и с караульным чердаком, шести стен, шириной пять сажен без четверти, вверх от земли до зубцов и с обломом пять сажен, шатра от зубцов до караульного чердака три сажени с половиной. Караульный чердак в 186 году сломало бурей.
А от той башни через ров мост в длину десять сажен, поперек четыре сажени, от земли высота две сажени. Мост сгнил.
А от Благовещенской воротной башни до средней глухой башни, что у Гостиного двора прясла тридцать одна сажень без четверти.
Башня средняя, глухая, что у Гостиного двора об осми стенах ширина башни четыре сажени с четвертью, вверх от земли до зубцов и с обломом шесть сажен без четверти, шатра от зубцов до яловчины четыре сажени.
А от той глухой башни до Воскреснской воротной башни прясла тридцать восемь сажен с половиной.
Башня Воскресенская о шести стенах с проезжими воротами и с караульным чердаком, ширина башни пять сажен, вверх от земли до зубцов и с обломом пять сажен без четверти. От зубцов до караульного чердака три сажени, а у той башни изба караульная. Да против тех же Воскресенских ворот через ров мост в длину семь сажен, поперек четыре сажени без четверти от земли до моста высота две сажени.
А от той Воскресенской воротной башни до Старого города прясла через ров сорок сажен.
А всего в Новом городе четыре башни с проезжими воротами и с кара-ульными чердаками, да две башни с караульными чердаками, да шесть башен глухих. И всего в Новом городе воротних, с караульными чердаками и глухих башен двенадцать. Да в Новом городе на посадских пяти дворах пять колодцев, а шестой колодец мирской. Старого Кремля города по мере кругом в пряслах и башнях пятьсот сорок девять с половиной сажен. И в том городе на воеводском дворе поставлен новый колодец посадскими людьми. Нового города по мере кругом в пряслах шестьсот десять сажен.
В XIV столетии Кострома, судя по косвенным признакам, была довольно крупным городом. Так, одна из летописей говорит, что при пожаре погорело несколько посадов, а в пожаре 1413 года погибло 30 церквей. Во время погрома города новгородскими ушкуйниками местное ополчение смогло выставить 5 тысяч человек, что немало. Видимо, уже в эти годы Кострома становится одним из центров международной торговли: в слоях 14-15 веков довольно частая находка — поливные сосуды, сделанные в городских мастерских Золотой Орды. Источник

Стена Кремля проходила рядом с монастырем, ранее известным как Анастасиин монастырь (Нынешний Богоявленско-Анастасиин монастырь  57°46′23,8″ с. ш. 40°55′30,34″). Этот монастырь был основан дочерью Дмитрия Донского — Анастасией.

После потопа

Годуновы и Романовы в Костроме

Годуновы и Романовы через родство с последними представителями рода Калиты находились между собой в свойстве. Между ними, по мнению исследователей, существовал также и политический союз: в Думе они вместе отстаивали общие интересы перед лицом княжеской аристократии. Существует предание, что, умирая, Никита Романович поручил своих детей, ввиду их молодости, попечению Бориса Годунова. Последний был заинтересован в союзе с Никитичами, и не нарушил обещания, данного их отцу. Вскоре Федор Никитич Романов, а затем и его брат Александр получили боярские чины, а Михаил Никитич – чин окольничего. [17, с. 40, 42, 73; 26, с. 21, 116].

Ситуация стала меняться после смерти царя Федора Ивановича в 1598 году. Никитичи «вошли в возраст» и сами стали претендовать на престол, как ближайшие родственники почившего монарха. Старший из братьев Федор Никитич – первый московский щеголь, любитель соколиной охоты, во многом унаследовал популярность среди простых москвичей, которой обладал его отец. Так из союзников, Романовы постепенно превратились в опасных соперников Годуновых, и именно этим была обусловлена жестокая расправа с ними царя Бориса в 1600 году. [17, с. 73-76; 26, с. 116-117; 29, с. 21-34]

Предположительно в 80-е годы XVI в. Федор Никитич женился на дочери крупного костромского вотчинника Ивана Васильевича Шестова – Ксении Ивановне. Источник

В начале XVII века в Костромском кремле вместе со своей матерью – инокиней Марфой жил юный Михаил Романов, будущий царь Михаил Феодорович. Под сводами Успенского собора он возносил молитвы Заступнице Усердной рода христианского и пред Ее Феодоровским образом 14 марта 1613 года принял избрание его земским собором на престол государства Российского. В память об этом Кострома получила неофициальный титул «колыбели Дома Романовых», а чудотворная
икона стала родовой святыней российских самодержцев.
Императоры и императрицы, наследники престола, великие князья и княгини посещали Кострому, чтобы поклониться лику Богоматери; по уважению к иконе они неизменно входили в Костромской кремль через Святые ворота пешком, наравне с простыми богомольцами. Источник(с.6)

Остатки его башен и стен можно увидеть на этих фото

Разрушение Костромского Кремля было положено при династии Романовых (1654, 1773 и 1843) и активно продолжалось при советской власти. Разрушили не только Кремль, но и все основные храмы. На их месте были построены новые, гораздо скромнее.
На карте 1781 года остатки Кремля Костромы еще присутствуют, но поставлена цель убрать рвы и насыпные валы (см примечание).

Карта Костромы с Кремлем

План г. Кострома

Еще в 17 веке Кострома была 3-им по величине городом России, недалеко от Костромы находились вотчины Годуновых и жили многие древние княжеские роды (Шуйские, Сабуровы и другие), в Костроме любила бывать жена Ивана Грозного.
Наиболее известная вотчина Годуновых находилась в Семеновском, которое было известно уже в 13 веке и названо по имени великого князя Симеона Гордого. Источник 1 и источник 2

В 1622 г. Семеновское и Окулово, было пожаловано окольничему Н. В. Годунову вновь, как старинная отца его вотчина по государева царева. По приказу царя Михаила Федоровича часть деревень Семеновской вотчины Годуновых была дана костромскому Ипатьевскому монастырю, покровителями которого были Годуновы. Так же имя Годуновых связано со столицей Тартарии — Тобольском.

Практически все Цари из Династии Романовых, а также Медведев и Путин ездили в Кострому за Благославлением. Даже Сталин перед самой смертью принял решение стать депутатом Костромского Гор Совета Источник

царь М.Ф. Романов (1619г.),

имп. Екатерина II (1767г.),

имп. Николай I (1834г.),

имп. Александр II (1858г.)

имп. Александр III (I88Iг.),

имп. Николаи II (1913г.).

Именно в Костроме происходило Венчание на Царство.  Эта традиция была принята задолго до первого царя из Династии Романовых.

Просто так в Кострому было опасно приезжать — В 1569 году Кострому посетил князь Владимир Андреевич, направлявшийся с войском для защиты Астрахани; братия во главе с игуменом с честью встретила его, что послужило, вместе с торжественным приемом, оказанным князю жителями Костромы, поводом для окружения царя Ивана Грозного оговорить перед ним князя. В конце того же года князя Владимира убили по приказу царя в Александровской слободе. Царский гнев обрушился и на богоявленских иноков: значительная их часть вместе с игуменом Исайей была также казнена в 1570 году (игумена Исайю погребли в подклете построенного им Богоявленского собора). Источник

Приведу отрывок из одного нижегородского предания, действие которого происходит во времена Ивана Грозного: > «Дело было давно, еще когда… город Казань был столицей татарской… А наша столица была тогда Кострома…». Источник

Уничтожение Костромы

1600 годы начиналось для России голодом, мором, эпидемиями. «Был же в земле голод великий. Такая же была беда, что отцы детей своих бросали, а мужи жен своих бросали, и умирали люди. Был же голод три года»[1].
Об уничтожении Костромы , как крепости, уничтожении древнего государства, уничтожении древних родов в Костроме лучше начать с главных действующих лиц
Главные действующие лица того времени (по Местничеству расположены очень компактно к Костроме)
Ближе к Костроме были вотчины самых «весомых» воевод , для оперативного сбора войска и бояр. Источник

Участники конфликта
1. Романовы Филарет и Михаил
2. Годуновы
3. Мстиславские
4. Салытковы
5. Вельяминовы
6. Ляпунов
7. Шуйские
8. Трубецкой из Гедеминовичей . Не имел посада. Присягнул Тушинскому Вору (Лжедмитрий II) и был у него в ставке вместе с малолетним М. Романовым, который был там же постельничным.

Для анализа событий возьмем:
1. Очень подробный, с фамилиями, но достаточно лживый рассказ о «смутном» времени, построенный на изТОРЫческой версии. Источник

2. Альтернативную версию (с более достоверными фактами) Ярославский край в шведских источниках XVII века. Источник

Населенные пункты заменяем в 1 источнике:
Москва на Кострому
Красное на Красное-на-Волге
КроМа на Рыбинск
Кусская волость на Кусскую волость в Костромском уезде
и т.д.

Про Сусанина можно не вспоминать, это мифический персонаж.
PS Если лень читать, парсите первый источник по ключевикам в этом сообщении. (CTR+F)

В октябре 1604 года отряды Лжедмитрия I вторглись в пределы русского государства, 21 июля 1605 года его венчали на русское царство в Успенском соборе Кремля. Первый Лжедмитрий(Г. Отрепьев) был креатура Романовых и состоял у них на службе. Убит в Костроме после разоблачения.
После убийства Лжедмитрия I в Галич было выслано около 300 поляков, среди них Саноцкий староста Станислав Бонифаций Мнишек, князь Константин Вишневецкий с товарищами и слугами

 

Обещания убитого Лжедмитрия I – крупные денежные выплаты и земельные пожалования своим покровителям, способствовали появлению нового претендента на Московский трон – Лжедмитрия II. «За три года перед сим, вооруженною рукою мы посадили на русский престол бродягу, под именем царя Ивана Грозного. Теперь, в другой раз, даем русским нового царя и уже завоевали для него половину государства: он также будет называться Димитрием», – записал в дневнике гетман Ян Петр Сапега

Как и в других уездах Замосковного края, в Костромском, Лжедмитрием II были произведены массовые конфискации вотчин и поместий костромичей – «изменников» и раздачи владений своим верным людям. Сёла Красное, Подольское, Здемирово с деревнями достались костромскому воеводе Никите Вельяминову; И.Ф. Зубатому с сыном – сёла Сколеново, Брусничное, Репелово, Константиновское, Высокое, Шишкино, Новое Саввинское с деревнями. Тушинец П.И. Скрипицын получил поместья О. Нелидова – с. Носково, И. Теряева – с. Дмитровское, Б. Леонтьева – д. Каменик и треть с. Максимовского с деревнями, Ф. Толчина – полсела Селифонтова и К. Литвинова – с. Силево с деревнями[8].

Властвования тушинцев вызвали взрыв народного недовольства. (сборы налогов увеличили в 4-кратном размере) Если в Ярославле власть самозванца продержалась около пяти месяцев, то в Костроме – чуть более одного.

Инициатором народного движения в середине ноября 1608 года выступил Галич, жители которого были возмущены грабежами и насилиями освобожденных из тюрьмы поляков, которые пришли в Кострому «не порожняком и не с пустыми руками: до сих пор еще не погрузили то, что уже прибыло»[9]. Записи дневника Яна Сапеги подтверждают, что первыми в лагеря у Троицы пришли известия о восстании в Галиче. На призыв галичан откликнулась Соль Галицкая. В отписке от конца ноября 1608 года в Тотьму галичане просили поддержать их в борьбе с тушинцами: «А у нас в Галиче собранье великое всяких людей». Жители Галича решили не ждать подхода «ратных людей» из других городов и двинулись к Костроме.

Второй Лжедмитрий (Тушинский вор) по источникам :Р. Г. Скрынников, утверждал, что он еврей не крещённый.
«разумел, если верить одному чужеземному историку, и язык Еврейский, читал Талмуд, книги Раввинов», «Сигизмунд послал Жида, который назвался Димитрием Царевичем»[1]
Согласно КЕЭ:
«Евреи входили в свиту самозванца и пострадали при его низложении. По некоторым сообщениям… Лжедмитрий II был выкрестом из евреев и служил в свите Лжедмитрия I»[6]

Тем не менее Филарет Романов сделал бОльшую ставку на Лжедмитрия Второго. Князь Трубецкой так же присягнул Тушинскому Вору и был у него в ставке вместе с малолетним М. Романовым, который был там же постельничным.

В ходе этих событий КостроМА была подвергнута погрому и почти такому же разрушению , как и КроМА (Рыбинск), который был разрушен полностью.

Костромской ПОГРОМ

Инициатором народного движения в середине ноября 1608 года выступил Галич, жители которого были возмущены грабежами и насилиями освобожденных из тюрьмы поляков, которые пришли в Кострому «не порожняком и не с пустыми руками: до сих пор еще не погрузили то, что уже прибыло»[9]. Записи дневника Яна Сапеги подтверждают, что первыми в лагеря у Троицы пришли известия о восстании в Галиче. На призыв галичан откликнулась Соль Галицкая. В отписке от конца ноября 1608 года в Тотьму галичане просили поддержать их в борьбе с тушинцами: «А у нас в Галиче собранье великое всяких людей». Жители Галича решили не ждать подхода «ратных людей» из других городов и двинулись к Костроме.

Кострома в это время тоже взбунтовалась. Восставшие напали на тушинского воеводу Дмитрия Мосальского-Горбатова, отрубили ему ноги и бросили в Волгу. Поляков, бывших в городе, частью порубили, остальных посадили в тюрьму. «А государевы изменники на Костроме в сборе»[10], – отписал гетману Я. Сапеге 26 ноября 1608 года суздальский воевода Плещеев.

Объединенное восставшее войско двинулось на помощь ярославцам. «117 года ноября в 23 день[11], собрався мы [..] солигалицкие посадские людишки и Усольские крестьяне с Галича и с галицких пригородов [..] и ходили к Костроме и под Ярославль [..] против изменников воров, литовских людей и казаков; и не дошед до Ярославля за две версты, и под Ярославлем дети боярские, и галичане, и костромичи, изменники, начали меж себя ясаком кликати, и наряд Галицкой вогняной у наших у ратных людей начали отъимати. И мы, узнав тех детей боярских, галичан и костромичей, измену, да из-под Ярославля к Костроме, назад побежали с своим государевым нарядом, и коши и запасы свои пометали, и на дороге к Костроме бежучи, те дети боярские у наших, у галичан у ратных людей наряд отъимали [..]. И как мы к Костроме пришли из-под Ярославля с ратными людьми, и воры, литовские люди и казаки, и дети боярские, пришли на нас в Кострому ж, и на Костроме нас [..] крестьян, галичане и костромичи, дворяне и дети боярские, вороги литовским людям подали. И воры нас, и дети боярские многих крестьян на Костроме побили и наряд Галицкой вогняной взяли, а иные наши ратные люди разбежалися врознь [..]»[12], – так рассказывается о событиях ноября 1608 года в отписке галичан царю Василию Шуйскому от 15 марта 1609 года.

Измена на дороге к Ярославлю галичских и костромских детей боярских, которые отняли оружие у восставших, заставила последних, преследуемых карательным отрядом полковника А. Лисовского, отступить к Костроме. Силы тушинцев – поляков и казаков, хорошо вооруженных и обученных, превосходили почти не вооруженные, неорганизованные отряды восставших. После боёв на подступах к Костроме, город был захвачен и разгромлен. «А воры Кострому взяли декабря в 28 день»[13].Остатки восставших укрепились за стенами Богоявленского монастыря, расположенного на посаде, но и эта твердыня пала под жестокими ударами карателей. В Синодике Богоявленского монастыря упоминаются имена 139 насельников, погибших в эти дни при защите обители: «Братия и слуги, и служебники, и христиане, убиенные от государевых изменников от литовских людей в 117 году священноинока Трофима, священноинока диакона Анфиногена, инока Варлаама, инока Дионисия, инока Иева, инока Симеона, Кирилла, инока Иосафа, священноинока Макария, инока Гурия, слуги Петра, Афанасия, Епифания. Служебников Василья, Ивана, Стефана, Никиту [..]» и многих других. Избив иноков, поляки расхитили монастырское имущество – иконы, книги, утварь. Такое же разорение претерпел и мужской Крестовоздвиженский монастырь в Костромском кремле: здесь погибло 10 человек монастырской братии во главе с настоятелем архимандритом Геннадием[14].

Лисовский жестоко расправился с Костромой – сжег посад, разграбил город, мстя за восстание. Это нашествие карателей названо в отписках того времени «костромским разгромом».

Такая же участь постигла Галич. «И галичан, посадских людей, многих воры побили, и город сожгли, и посад и ряды пожгли, и наряд, который был в Галиче, зелье, и свинец воры литовские люди, взяли ж, а иные посадские люди, галичане, разбежались на лес»[15].

Не избежала разгрома и Соль Галицкая, куда был послан отряд Николая Пудковского. С этого города, славившегося своими солеварницами, была взята большая контрибуция – «полтретьяста рублей».

Конрад Буссов – очевидец событий Смутного времени – дает страшную картину опустошений: «Пан Лисовский превратил в пепел весь Ярославский посад, потом пошел дальше в глубь страны, убивая и истребляя все, что попадалось на пути: мужчин, женщин, детей, дворян, горожан и крестьян. Он сжег дотла большие селения, Кинешму и Юрьевец Польский и возвратился в лагерь под Троицу с большой добычей. Какой значительный вред был нанесен в этом году убийствами, грабежом и пожарами этим отпавшим городам как внутри их стен, так и снаружи, – выразить невозможно. Я часто удивлялся, как эта земля так долго могла выдерживать все это»[16].

После первой волны народных выступлений, уже в феврале 1609 года вспыхивает, по словам Конрада Буссова, новый бунт. «Мужики собираются от Костромы близко верстах в тридцати»[17], – писал 15 февраля 1609 года ярославский воевода Ф.П. Барятинский гетману Сапеге.

Костромского воеводу Ивана Наумова сменил в это время Никита Вельяминов.
Уже в феврале «и на Костроме [..] и на Чухломе [..] везде государевых изменников и Литву побили, а иных в тюрьмы пометали»[18]. Гетману Сапеге вскоре стало известно, что костромские и галичские дети боярские, предавшие восставших в декабре 1608 года, были жестоко наказаны за свою измену. Около 200 дворян вместе с семьями были утоплены в Волге. Казни подверглись даже протушински настроенное духовенство[19]. Ростовский воевода Иван Наумов, посланный Сапегой в Кострому, писал: «Марта в 3 день пришли мы господине на государевых изменников, на воров под Кострому. И мы [..] острог взяли и государевых изменников побили, а иных в посаде во дворах, которые заперлись, пожгли, а иных воров [..] по дворам побили, а иные воры утекли»[20].

4-м марта 1609 года датируется грамота Лжедмитрия II гетману Сапеге о том, что «пришли под Кострому изменники наши Галицкие и вологодские, и унженские, и кологривские, и парфеньевские, а иных к себе ждут в прибавку»[21]. Самозванец просит Я. Сапегу отправить полковника Лисовского под Кострому с польскими, литовскими и русскими людьми для защиты города от сторонников Василия Шуйского. Трудно сказать, произошли эти события до разгрома Костромы Иваном Наумовым, или после, но тем не менее, уже через 8 дней костромской воевода Никита Вельяминов со своими сторонниками засел от восставших за каменными стенами Ипатьевского монастыря. В отписке Сапеге от 12 марта 1609 года он пишет: «Марта в 12 день пришли воры, государевы изменники вологодские и поморские мужики, 5 тысяч, от Костромы за 2 версты, а ждут к себе из Галича Ивашка Кологривца, а с ним де идут воровских людей 5 же тысяч, а ждут его к себе марта в 13 день навечер, а как к ним придет, и им приступали к Ипатскому монастырю [..] А со мною, господине, в Ипатском монастыре людей немного, да и те иные побиты и поранены, и лошади у них побиты же»[22]. Из отписки видно, что на помощь костромичам пришли жители не только Костромского и Галичского уездов, но и издалека.

Отписки – слезные письма о помощи – слал Никита Вельяминов Яну Сапеге из Ипатьевского монастыря на протяжении апреля 1609 года. Но помочь ему гетман не мог, так как больших сил требовал Ярославль, где посадские люди вместе с дворянами и детьми боярскими сели в осаду и отчаянно защищали кремль и Спасо-Преображенский монастырь. Среди осажденных в Ярославле вместе с вологжанами, пошехонцами, ростовцами сражались костромичи и галичане

Уничтожение Костромы — в памяти народа

В некоторых губерниях в летний солнцеворот (22 июня) праздновалась Кострома («кострой», «кострецом» или «костромой» называли колючие травы, символизирующие солнечные лучи; любопытно, что в городе Костроме этого праздника не знали). Костромой нарекали выбранную на эту роль девушку или соломенное чучело, наряженное девушкой. Костроме кланялись, пели песни, плясали. Затем ее несли на реку, где насильно купали (девушку) или (если Кострома — чучело), слегка подравшись (одна «команда» Кострому защищала, другая — атаковала), ее разрывали на части и топтали. Затем, немного поплакав (для проформы), вся компания с веселыми песнями возвращалась в деревню… Источник

Итоги

Ганзейский союз давно мечтал контролировать всю торговлю на Руси и ограничить ее влияние на Европу.
Уничтожение рода Рюриковичей и ядра государства должна была пройти почти по тому же сценарию, что и в Англии (см сестры Болейн).
Но план не прошел при Иване Грозном. Тогда включили план Б. Польские магнаты совместно с Ганзейским союзом профинансировали 2 военных похода на Север Руси с использованием агитации, подкупа и подлога.
Остальное доделали предатели из дворянского окружения, которые позже были быстро убраны со сцены.

Новая династия Романовых поменяла религию, столицу, ввела крепостное право и в дальнейшем захватила всю Тартарию.
Екатерина II к династии практически ни как не относилась и доделала грязную мужскую работу.

Сейчас «Ганзейский союз Нового времени» контролирует все продовольственные сети России.

Для поиска информации я использовал несколько каналов:
1. Сравнение летописных событий происходящих в Москве и в Костроме, в одно и то же время. Особенно это заметно при описании Смутного времени.
2. Сравнение дат Церковных событий и ритуалов и мест службы Новгородских и Московских церковных деятелей в момент этих событий.
3. Расположение вотчин ближайшего окружения царя (Годуновы, Морозовы, Сабуровы, Мстиславские, Романовы, Салтыковы, Шуйские, Курбские)  и ссылки по населенным пунктам 
4. Развитие ювелирного придворного производства в близости от Костромы. 

5. Местнические споры 13-16 века 

6. Историю более позднего костромского дворянства 

Примечания:

[1] Новый летописец. Полное собрание русских летописей (далее – ПСРЛ). Том. XIV. С. 55.

[2] И.О. Тюменцев, Н.Е. Тюменцева. Костромичи и тушинские воры по материалам Русского архива Яна Сапеги 1608-1611 годов. // Краеведческие записки Костромского историко-архитектурного музея-заповедника «Ипатьевский монастырь». Выпуск VI. Кострома. 2003. С. 37.

[3] Мартин Бер. Летопись московская с 1584 по 1612 гг. // Сказания иностранцев о Дмитрии Самозванце. Спб., 1858. Часть I. С. 75.

[4] Все даты даются по старому стилю.

[5] Дети боярские – разряд мелких служилых людей «по отечеству», несших обязательную службу. Часто дети боярские – потомки младших членов княжеских дружин. В феодально-служилой иерархии XV-первой половины XVI вв. «дети боярские» стояли выше дворян, так как последние часто происходили от несвободных княжеских слуг удельного времени.

[6] И.О. Тюменцев, Н.Е. Тюменцева. Указ. соч. С. 28.

[7] Там же. С. 29-31.

[8] Там же. С. 21.

[9] Там же. С. 20-21.

[10] Акты исторические, собранные и изданные археографическою комиссией Императорской Академии наук. Том. II. СПб., 1841. № 110 (далее – АИ).

[11] По новому стилю – 3 декабря 1608 года.

[12] Отписка галичан В. Шуйскому от 15 марта 1609 года. // АИ. Том. II. № 177.

[13] Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи археографическою экспедицией Императорской Академии наук. Том. II. СПб., 1836 (далее – ААЭ).

[14] Историческое известие о Костромском Богоявленском монастыре. СПб., 1837. С. 8.

[15] АИ. Том. II. СПб., 1841.

[16] К. Буссов. Московская хроника. 1584-1613 гг. М.-Л., АН СССР. 1961. Глава XV.

[17] АИ. Том. II. № 155.

[18] Там же. № 155.

[19] И.О. Тюменцев, Н.Е. Тюменцева. Указ. соч. С. 24.

[20] Сборник князя Хилкова. СПб., 1879. № 12.44. С. 50-51.

[21] АИ. Том. II. СПб., 1841. № 165.

[22] АИ. Том. II. СПб., 1841. № 172.

[23] И.О. Тюменцев, Н.Е. Тюменцева. Указ. соч. С. 25.

[24] АИ. Том. II. СПб., 1841. № 205.

[25] И.В. Рогов, С.А. Уткин. Ипатьевский монастырь. Исторический очерк. М.: Северный паломник, 2003. С. 39.

[26] ААЭ. Том. II. СПб., 1836. № 128.

[27] Выписка из дневника Московского похода Яна Петра Сапеги с 1601 по 1611 годы. // Сын Отечества и северный архив. 1838. Том I. Отделение III. С. 46-47.

[28] ААЭ. Том. II. СПб., 1836.

[29] Там же.

[30] АИ. Том. II. СПб., 1841. № 252.

[31] АИ. Том. II. СПб., 1841. № 327. И.О. Тюменцев, Н.Е. Тюменцева. Указ. соч. С. 27.

[32] Книга глаголемая Новый летописец. // Полное собрание русских летописей. СПб., 1910. Т. XIV (далее – ПСРЛ).

[33] Там же.

[34] Там же.

 

0 Comments

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Пишите

Постараемся ответить оперативно

Sending

©2019 Белое Братство

Log in with your credentials

or    

Forgot your details?

Перейти к верхней панели